Сцена 12. Школа. Собрание.

Кабинет 9 «Б». Все посиживают и ожидают. Заходит Валентина Андреевна и представитель райкома. Валендра - наилучшая, это её звёздный час.

Валендра: (оглядывая зал) Где Люберецкая?

Зиночка:Ещё не пришла.

Валендра:(торжествуя) Так я и знала! Коваленко, беги, на данный момент же за ней и тащи силой! ( обращаясь к райкомовцу) Может, начнем Сцена 12. Школа. Собрание. пока?

Райкомовец:Придётся обождать. (садится)

Валендра:(к классу, с толикой патетики) У нас есть время побеседовать и поразмыслить, и может быть то, что Люберецкая оказалась ничтожным трусом, даже отлично. По последней мере это снимает с неё тот нимб мученичества, который ей усиленно пробуют прилепить нехорошие друзья и нехорошие подруги Сцена 12. Школа. Собрание.. Да, да! Нехорошие друзья и нехорошие подруги! Не жалеть нужно – жалость обманчива и слезлива, а всегда оставаться принципным человеком. С этих принципных позиций мы и будем дискуссировать сейчас персональное дело Люберецкой, но разбирая её, мы не можем запамятовать кое-какие другие имена. Мы не должны забывать о зверском избиении комсомольца Сцена 12. Школа. Собрание. и общественника Юрия Дегтярёва. Мы не должны забывать и об увлечении чуждой нам поэзии и о разлагающем воздействии вредной, либеральной, другими словами буржуазной демократии. Отдалёкие от педагогики элементы стремятся всеми силами просочиться в нашу систему воспитания, сбить с толку отдельных легковерных учеников, а то и навязать свою гнилостную точку зрения.

Класс Сцена 12. Школа. Собрание. возмущенно гудит

Тихо! Тихо, я произнесла! Вопрос о бывшем директоре школы решается на данный момент.

Пашка:О бывшем?

Валендра:Да, о бывшем! Ромахин освобожден от должности, и …

Райкомовец:(вставая) Минуточку… Для чего же так категорически? Николай Григорьевич пока не освобожден, вопрос пока не решён, и давайте пока воздержимся.

Валендра Сцена 12. Школа. Собрание.:Может быть, я не права формально. Но, я, как добросовестный преподаватель…

В классе слышится презрительный хохот

Да, я форсирую действия, но я свято убеждена в том, что…

Хлопает дверь. Вбегает Зина Коваленко, она бледноватая и запыхавшаяся, опирается спиной о стенку.

Валендра: А Люберецкая? Ну, что ты молчишь? Я спрашиваю Сцена 12. Школа. Собрание., где Люберецкая?

Зиночка:(тихо) В морге. (сползает на пол по стенке)

Свет угасает, музыка.

Сцена 13. Квартира Поляковых.

Искра и её мать.

Т. Полякова:Пора брать себя в руки Искра.

Искра:(тускло) Естественно.

Т. Полякова: В жизни будет много трагедий. Я знаю, что 1-ая – всегда самая ужасная. Но нужно Сцена 12. Школа. Собрание. готовиться жить, а не трениться мучиться.

Искра: Может быть, следует трениться жить?

Т. Полякова:Не язви. Я говорю серьёзно. И пробую осознать тебя.

Искра:Я очень таинственная?

Т. Полякова:Искра!

Искра:У меня имя как выстрел, мать. Прости, я больше не перебью.

Т. Полякова:Суицид – признак беспомощности, это понятно Сцена 12. Школа. Собрание. для тебя? Потому население земли издавна не уважает самоубийц.

Искра: Даже Маяковского?

Т. Полякова:(стукнув кулаком по столу) Закончить!!!

(Искра встает, чтоб убрать разлетевшиеся со стола мелочи.)

Сядь. Ты, естественно, пойдешь на похороны… и это верно. Друзьям нужно отдавать последний долг. Но я категорически запрещаю устраивать панихиду! Ты слышишь? Категорически Сцена 12. Школа. Собрание.! Мы не хороним самоубийц за оградой кладбища, как это делали в старину. Но мы не поощряем слабовольных и слабонервных. Либо ты даешь мне слово – никаких речей, либо я запру тебя в комнате и не пущу на похороны.

Искра:Неуж-то ты сможешь это сделать, мать?

Т. Полякова:Да, так Сцена 12. Школа. Собрание. как мне не индифферентно твоё будущее.

Искра:(горько усмехаясь) Моё будущее… Ах, мать, мать… Не ты ли учила меня, что наилучшее будущее – это незапятнанная совесть?

Т. Полякова:Совесть перед обществом, а не ... (после паузы, подойдя к дочери, обняв её) Ты единственное, что у меня есть, доченька, единственное. Я нехорошая Сцена 12. Школа. Собрание. мама, но даже нехорошие мамы грезят о том, чтоб их детки были счастливы… Иди спать. Завтра у тебя тяжкий денек.

Сцена 14. Кладбище.

Ученики, учителя, знакомые, незнакомые внемлют речь Николая Григорьевича.

Николай Григорьевич:Товарищи! Мужчины и девчата! Смотрите. Во все глаза смотрите на вашу подругу. Отлично смотрите, чтоб уяснить. На всю жизнь Сцена 12. Школа. Собрание. уяснить, что убивает не только лишь пуля, не только лишь клинок и осколок – убивает дурное слово и гнусное дело, убивает равнодушие и казенщина, убивает боязливость и подлость. Запомните это, на всю жизнь запомните.

Закрывает лицо руками, отворачивается и уходит в задние ряды, чтоб никто не лицезрел, что он рыдает Сцена 12. Школа. Собрание..

Искра:(выйдя в центр толпы, к самой могиле)

До свиданья друг мой, до свиданья

Милый мой ты у меня в груди.

Предназначенное расставанье

Обещает встречу впереди.

До свиданья, без руки, без слова

Не печалься и не печаль бровей

В этой жизни дохнуть не ново,

Да и жить, естественно, не новей.

Свет угасает Сцена 12. Школа. Собрание., музыка.

Сцена 15. Дом Поляковых.

Искра у себя, держит в руках бандероль.

Искра:(недоумевающе) Кто мог мне прислать эту бандероль? Оборотный адресок не указан. И что в ней?

Вскрывает бандероль, там - две книжки: уже знакомый томик Есенина и книжка Грина.

Искра:(со взрослой горечью) Ах, Вика, Вика… Дорогая ты моя Сцена 12. Школа. Собрание. Вика.

В томик Есенина вложено письмо в конверте. На нем написано «Искре Поляковой лично в руки». Искра вскрывает конверт.

Свет миниатюризируется, звучит глас Вики под музыку.

Глас Вики: Дорогая Искра! Когда ты будешь читать это письмо, мне уже не будет больно, не будет горько и не будет постыдно. Я Сцена 12. Школа. Собрание. бы никому на свете не стала разъяснять, почему я делаю то, что сейчас сделаю, но для тебя я должна разъяснить всё, так как ты – мой наибольший и единственный друг. И ещё поэтому, что я в один прекрасный момент солгала для тебя, сказав, что не люблю, а по сути я Сцена 12. Школа. Собрание. тебя очень люблю, и всегда обожала и всегда завидовала, самую чуточку. Папа произнес, что в для тебя строгая честность, когда ты с Зиной пришла к нам впервой. И я очень обрадовалась, что у меня есть такая подружка и стала гордиться нашей дружбой и грезить. Ну да не Сцена 12. Школа. Собрание. нужно об этом. Мечты, дескать, не реализовались. А пишу я не для того, чтоб объясниться, а для того, чтоб разъяснить. Меня вызывали к следователю, и я знаю, в чем конкретно винят моего папу. А я ему верю и не могу от него отрешиться и не откажусь никогда. Если мы перестанем веровать Сцена 12. Школа. Собрание. своим отцам, веровать, что они добросовестные люди, мы окажемся в пустыне, а мы сами перестанем быть людьми, мы нарушим связь поколений. Нет, я не струсила, Искра. Что бы обо мне не гласили, я не струсила. Я осталась комсомолкой и умираю комсомолкой. На данный момент упакую книжки, отнесу их на Сцена 12. Школа. Собрание. почту и лягу спать. Я не спала ночь, ну и предшествующую тоже не спала, и, наверняка, усну просто. А книги – для тебя на память.

Прощай, моя единственная подружка. Твоя Вика Люберецкая.

Сцена 16. Школа. Класс.

Входит Николай Григорьевич. Все встают.

Николай Григорьевич:Садитесь. Я проститься зашел. Ухожу. Совершенно Сцена 12. Школа. Собрание. ухожу. Тяжело с вами расставаться, черти полосатые, тяжело! В каждый класс захожу, говорю: счастливо, дескать, вам жить, отлично, дескать, вам обучаться! А вам, 9 «Б», этого сказать не много. (кто-то из девченок всхлипывает) Не расстраивайтесь. Могли быть бойцы, а командиры найдутся. А этим бойцам я верю: они 1-ый бой Сцена 12. Школа. Собрание. выдержали. Я верю в вас, слышите? Верю, что будете реальными мужиками и дамами. Верю поэтому, что вы смена наша, 2-ое поколение нашей революции. Помните об этом, ребята. Всегда помните. (уходит)

В классе возникает Валендра и слету начинает восполнить все свои поражения.

Валендра:(резко) Коваленко, кто разрешил для тебя пересесть?

Зиночка:Мне Сцена 12. Школа. Собрание. никто не разрешал… Я задумывалась…

Валендра:Немедля сядь на место.

Зиночка:Валентина Андреевна…

Валендра:Без дискуссий, Коваленко. Говорить будем, когда вас вызовут.

Артём:Означает, всё же будем говорить. (с места)

Валендра:Что за высказывания, Шефер? Запамятовал, что тебя чудом не выгнали из школы? Что такое, Коваленко? Ты Сцена 12. Школа. Собрание. стала плохо слышить?

Зиночка: Разрешите мне сейчас посиживать с Боковой. Та парта Вики и …

Валендра:Ах, вот в чем дело! Оказывается, вы намереваетесь устроить тут монумент. Как трогательно! Только вы запамятовали, что это школа, где нет места хлюпикам и истеричкам. Сядь за свою парту! Живо!

Лицо Зины багровеет, губки Сцена 12. Школа. Собрание. дрожат.

Зиночка:Не смейте… Не смейте гласить мне «ты» никогда! Не смейте, слышите?... (выбегает из класса)

Опередив Артёма, со собственного места подымается увалень Александров

Валька:А ведь вы не правы, Валентина Андреевна… Коваленко я тоже не защищаю, но вы..

Валендра:(пренебрежительно) Садись Александров. Я, кажется, произнесла, чтоб ты сел.

Валька:А Сцена 12. Школа. Собрание. я ещё ранее произнес, что вы не правы. У нас Шефер, Остапчук да Ландыс уже усы обривают, а вы – как будто мы детки. А мы не детки. Вы уж учтите это, что мы…

Валендра:Кто ещё считает себя взрослым?

Встают Артём, Жора. А следом – вразнобой, подумав, весь класс. Хлопает дверь вбегает Сцена 12. Школа. Собрание. Зина, она снова в растрепанных эмоциях.

Зиночка:Леонид Сергеевич Люберецкий возвратился домой!

Ландыс жутко орет, колотит кулаками по парте, рвется в сторону Валендры, его задерживают втроем.

Артём:Тихо! Пошли. Мы должны быть реальными.

Зиночка:Куда пошли?

Артём:К нему. К Леониду Сергеевичу Люберецкому.

Свет угасает. Музыка.


sborniki-proizvedenij-raznih-avtorov.html
sborniku-budet-prisvoen-isbn-a-sam-sbornik-razmeshen-v-elektronnoj-biblioteke-elibraryru-i-vklyuchen-v-sistemu-rinc.html
sborochnih-i-svarochnih-rabot.html